Category: религия

Category was added automatically. Read all entries about "религия".

leben

Платон, Данте, Мережковский

Попросили помочь с несколькими комментариям для издания «Данте» Мережковского; в основном относительно Платона. Наверное, будет небесполезно собрать мои находки в пост.

1. Мережковский: «Что за лицо у бога Любви?» — спрашивает Платон и отвечает: «молниеносное», opsis astrapousa.

Во-первых, конечно, здесь ошибка наборщика. Вместо astrapousa нужно astraptousa, и это цитата из «Федра» (Phdr. 254b): «καὶ πρὸς αὐτῷ τ᾽ ἐγένοντο καὶ εἶδον τὴν ὄψιν τὴν τῶν παιδικῶν ἀστράπτουσαν» — «и затем они [кони] подходят к возлюбленному и видят сверкающее, как молния, его лицо» (у Апта: «Вот они уже близко от любимого и видят его сверкающий взор»). Здесь Мережковский текст Платона несколько странно интерпретирует (любимый получается воплощением Эрота, но это вообще-то в его ключе); так, кажется, здесь все четко: когда ты видешь лицо любимого, оно настолько красиво, что ослепляет тебя, как молния.

Что касается «молниеносного Эрота», то есть еще одно любопытное свидетельство — об Алкивиаде: «на его позолоченном щите не было никаких родовых эмблем, а только Эрот с молнией в руке» (Plut. Alc. 16). Все-таки Алкивиад Сократу (и, соответственно, Платону) был не чужд, возможно, у Д.С. случилась какая-то контаминация. Кстати, по поводу щита Алкивиада: целый ряд исследователей полагает, что таким образом Алкивиад изобразил Сократа, спасшего его в битве при Делии (ср. концепцию «Сократа эротического» в «Пире»). По-моему, это редкая глупость.

2. Мережковский: Грех Паоло и Франчески — против плоти, а грех Данте, может быть, больший, — против Духа любви, вечного «строителя мостов», по чудному слову Платона о боге Эросе, вечном соединителе неба с землей, духа с плотью.

Я думаю, что Мережковский имеет в виду не то, что Платон называет Эрота «строителем мостов», а вторую часть, о «соединителе неба с землей». Тогда имеется в виду речь Диотимы в Symp. 202e: «[Эрот - один из гениев, которые]? пребывая посредине, заполняют промежуток между теми и другими [людьми и богами], так что вся вселенная связана внутренней связью».

Концепция Эрота как «строителя мостов», видимо, восходит к Владимиру Соловьеву, который в «Жизненной драме Платона» (1898) пишет: «Имя ему Эрот, а должность - строить мост между небом и землей и между ними и преисподней. Это не бог, но естественный и верховный священник божества, т. e. посредник - делатель моста. Младший брат и наследник Греции - народ римский - тождество этих понятий выражает одним словом "pontifex", что значит и священник, и строитель моста, - разумеется, не через обыкновенные реки, а через Стикс и Ахерон, через Флегетон и Коцит».

В действительности относительно этимологии слова «понтифик» все не очень понятно, но что реки, переправы и мосты глубоко сакральны - это факт; так что при наведении мостов жрец явно не лишний (вспоминаем Ксеркса и переправу через Геллеспонт). Этимология pontifex от этрусского pons 'дорога' меня не очень устраивает.

3. Мережковский: «Пира» Платона Данте, вероятно, не читал, но если бы прочел...

Не «вероятно», а точно не читал. Единственный диалог Платона, который Данте наверняка читал — «Тимей» (ср. Pd. IV, 20-24), хорошо известный в Средние Века благодаря латинскому переводу Кальцидия. В середине XII в. переводятся «Менон» и «Федон» (Генрих Аристипп; насколько эти переводы были распространены, вопрос), в конце XIII в. - часть «Парменида» (Вильгельм фон Мёрбеке). За исключением этого, текст Платона в Средние века известен только по пересказам: «Сколькие знают книги Платона или хотя бы его имя? Лишь старцы, праздно сидящие в углах, припоминают их», — радуется Иероним («Quanti Platonis vel libros novere, vel nomen? Vix in angulis otiosi eos senes recolunt»; PL 26, 401B). Первый перевод «Пира» на латинский появится только в 1484 г., в переводе сочинений Платона Марсилио Фичино.

В то же время, названия (темы и даже какая-то классификация) диалогов Платона были в Средние века достаточно известны. Поэтому «Пир» («Convivio») Данте, конечно, отсылает именно к «Пиру» Платона.
leben

Dial. Mirac. 5:2

Жарким днем в Портофино, чтобы не совсем испечься, переводил следующую чудесную историю (отметьте блестящий диалог):

О воине Генрихе, который не верил, что демоны существуют, но потом увидел их посредством черной магии

Некий воин по имени Генрих, происходивший из замка Фалькинштейн, был виночерпием у Цезария, нашего монаха, а тогда аббата прюмского. И как я узнал от самого Цезария, рассказавшего эту историю, этот воин сомневался в том, что демоны существует, и, узнав (или знав раньше) что-то о них, то, поскольку полагал это забавным, призвал он к себе некоего клирика по имени Филипп, известнейшего своим владением черной магией, и весьма настойчиво просил, чтобы тот показал ему демонов. На что тот ему ответил, что вид демонов ужасен, опасен, и увидеть их могут не все; но так как воин весьма настаивал, и притом дерзко, прибавил: "Если ты уверишь меня в том, что ни от твоих родственников, ни от друзей не придет мне никакого зла из-за того, если ты вдруг будешь обманут, устрашен или ранен демонами, то удовлетворю я твою просьбу". И тот дал ему слово. Итак, в некий день, в час полуденный, поскольку именно тогда имеют наибольшие силы бесы полуденные, отвел Филипп воина на некий перекресток дорог и обвел его мечом, и объяснил поставленному в круг условия, сказав: "Если какой из членов твоих протянешь ты до моего возвращения за пределы этого круга, умрешь ты, ибо, быстро извлеченный демонами, ты погибнешь". Предупредил он также, чтобы не давал воин и не обещал ничего, что у него будут просить, не перекрестившись. И прибавил: "Многочисленными способами будут демоны тебя искушать и устрашать, но никак не смогут тебе повредить, если будешь выполнять мои указания". И отступил он от него. И вот, сидя один в круге, се, видит он, как против него разливается со всех сторон вода, а из нее слышит он хрюканье свиней, шум ветров, и другие видения, которыми демоны силились его устрашить. Но так как предвидел воин эту ловушку, то не смогли демоны поймать его в нее, и против нее он сам собою укрепился. Наконец, увидел он в близлежащей рощице словно бы человеческую тень, ужасную, возвышающуюся над верхушками деревьев, которая направлялась к нему. И сразу понял он, что это, верно, диавол, и так оно и было. Тот же, когда приблизился к кругу, остановился, и вопросил воина о том, чего тот от него хотел. Был же он подобен высокому мужу, только огромный и чернейший, одет он был в черноватые одежды, и был такого безобразия, что воин не мог даже на него взглянуть. И сказал воин ему: "Хорошо ты сделал, что пришел, я ведь желал тебя увидеть". "И зачем?" - спросил тот. А он: "Много о тебе наслышан". Ответил диавол: "что же ты обо мне слышал?". Сказал воин: "Мало хорошего, но много плохого". На что диавол: "Часто люди судят обо мне и осуждают меня без всякой причины. Я ведь никому не врежу, никому не наношу вреда, разве что если меня провоцируют. Вот Филипп, учитель твой, он мой добрый друг, а я - его; спроси его, обидел ли я его хоть раз. Я делаю то, что ему хочется, а он мне во всем подчиняется. И когда позвал он меня, сразу же я пришел к тебе". На что воин: "Где же ты был, когда он тебя позвал?" Ответил демон: "Так далеко я был от берега по ту сторону моря, сколько от этого места расстояния до моря. И поэтому было бы справедливо, чтобы ты отплатил мне за мои труды каким-нибудь подарком". Ему воин: "Чего же хочешь?" Тот ответил: "Хочу и прошу, чтобы дал ты мне плащик свой". Сказал воин: "не дам его тебе"; тогда потребовал тот пояс его, а затем - одну овцу из стада. Когда же воин во всем отказал, наконец, попросил тот петуха из его дома. На что тот сказал: "что ж ты будешь делать с моим петухом?", и ответил демон: "Будет мне петь". А он: "Как же ты поймаешь его?" Снова ответил демон: "Об этом ты не заботься, ты просто дай мне его". На что воин: "Ничего я тебе не дам". И прибавил: "Скажи мне, откуда у тебя такое знание?" Сказал демон: "Никакое зло не совершается в мире, что утаилось бы от меня. И чтобы ты знал, что это правда, вот, в такой-то деревне и в таком-то доме потерял ты свою девственность, и там-то и там-то такие-то и такие-то грехи совершил". И не мог ничего возразить ему воин, поскольку говорил он правду.

Послушник: Не думается мне, что могло быть так, что воин никогда не исповедовался в своих грехах. Как же, в таком случае, диавол может знать о том, в чем исповедались?

Монах: Поскольку воин исповедовался с волей снова грешить, то знание диавола нисколько не убыло.

Послушник: Нравится мне то, что ты говоришь...

Монах: И потом снова диавол потребовал что-то, и воин отказался ему дать. И тогда протянул диавол к нему свою руку, словно хотел взять его и вытащить из круга, и тот настолько был устрашен, что упал на спину и закричал. Услышав его голос, прибежал Филипп, и, как только он явился, призрак немеделенно исчез. С этого часа воин этот всегда был бледен, и никогда не вернулся к нему родной цвет лица; жил он жизнью безупречнейшей и верил в демонов. Не так давно скончался он.
leben

Odorannus Senonensis

На "Востлите" - мой перевод "Хроники" Одоранна Сансского (до 1032 г.). Из него вы сможете узнать (из первых рук!) про разнообразные чудеса Св. Савиниана (небесного покровителя Санса, на картинке), про благочестие короля Роберта Благочестивого (тоже из первых рук: не каждый день король при простом монахе бьет себя в грудь, жалуясь, что не проявил достаточного пиетета к мощам святого), про то, как будет на средневековой латыни "наставить рога" (кстати, конкретно эта форма - гапакс), ну и, конечно, вы сможете оценить, как звучат чудовищные латинские стихи в моем не менее чудовищном переводе - в итоге получаются вирши вроде:
Карла, воле Бога покорный, / увенчал он римской короной
И дал в его власть навсегда / все народы и города.
В целом, будем честными, это не так увлекательно, как Адемар, но Одоранн тоже - непростой автор: умный, наблюдательный и знает себе цену. Читайте!
leben

Ademarus Cabannensis

На "Востлите" - мой перевод III книги "Хроники" Адемара Шабаннского (ум. 1034). Почему этот важнейший источник по истории Аквитании X-начала XI в. может быть интересен также всем, кто так или иначе занимается (или, опять же, интересуется) историей Средних веков, я постарался изложить в предисловии.

Те же, кому совсем безразличны хитросплетения генеалогии аквитанского нобилитета, смогут узнать из "Хроники", что Крещение Руси состояло в том, что "некий епископ из греков" убедил русов "отпускать бороды" (гл. XXXI), узнают, что положено делать в Тулузе на Пасху с иудеями (гл. LII), как разговаривали мавры, посланные в качестве военной добычи в Лимож (гл. LII), как норманны инсценировали миф про Фиеста (гл. LV), наконец, как графа Ангулема извели фигурками, сделанными из воска и грязи (гл. LXVI). Да и в целом это довольно увлекательно. Читайте!
leben

O sancta stultitia! / Au revoir les enfants

Пара заметок на полях "Хроники" Адемара, перевод которой я сейчас готовлю:

Каролингский монарх, известный как Карл Простоватый (Carolus Simplex, пр. 898-922), помимо этого прижившегося прозвища, называется в различных источниках также: Карл Глупый (Stultus), Безумный (Follus), Неразумный (Insipiens), Тупой (Hebes), Малый (Parvus), Младший (Minor), Святой (Sanctus), Благочестивый (Pius). К сожалению, чем прозвище лучше, тем, кажется, реже оно встречается в источниках.

К XI в. самой юной святой, почитавшейся во Франции, была Св. Вера (Ste. Foy, у нас ее имя еще передают как "Фе", фи) Аженская, ставшая мученицой в возрасте восьми (или тринадцати) лет. В это время невероятное житие сочиняет один из монахов церкви Св. Марциала в Лиможе: Vita et miracula sancti Iustiniani рассказывает о жизни Св. Юстиниана, который младенцем едва касался груди матери, никогда ее не беспокоил, ни разу не запачкал пеленки и умер в святости в возрасте сорока дней. Не могу удержаться и не сравнить это с чудесной латинской эпитафией: "Такой-то, сын такого-то, прожил год и шесть месяцев. Ни разу не огорчил меня - разве только тем, что умер".

PS. Так как доброхоты отправили ссылку на этот пост в сообщество "Антирелигия" (видимо, что-то вроде электронного кружка "Безбожник"), придется отдельно сказать, что воспринимать эту историю как аргумент против христианской веры могут только люди, которые ничего не понимают в средневековой культуре. Впрочем, мне представляется абсурдным поднимать вопрос наличия этики и понимания чего-либо в принципе у членов кружка, где, скажем, о кончине о. Даниила говорится с риторикой в духе "смерть трутня - праздник".
  • Current Music
    Juliette Lewis || Hardly Wait | OST Stange Days
  • Tags
leben

Déranger les pierres / Éire

Очаровательная смесь книги Еноха и Галена - ирландский апокриф о сотворении Адама (непонятно, какого времени, но, видимо, до X в.):
Адам был сотворен в третьем часу, и семь часов он был без греха, а на десятый час был изгнан из Рая.

Вот семь частей, из которых был сотворен Адам. Первая часть была из земли, вторая - из моря, третья - из солнца. Четвертая часть была из облаков, пятая - из ветра, шестая - из камней. Седьмой же частью был свет мира.

Продолжим далее об этом. Первой частью, сотворенной из земли, было его туловище. Второй частью, из моря - его кровь. Третьей частью, сотворенной из солнца, было его лицо и образ. Четвертая часть, из облаков, состояла из его мыслей. Пятой частью, из ветра, было его дыхание. Шестая часть, из камней, составляла его кости. Седьмой частью, от света мира, а именно из Духа Святого, была душа человека.

Если в каком-либо человеке преобладает часть из земли, такой человек будет ленивым. Если преобладает солнце, то он будет добрым и полным жизни. Если облака, то он будет легкомысленным и похотливым. Если преобладает ветер, он будет вспыльчивым и злым. Если камни, то он будет суровым, будет одновременно вором и скрягой. Если море, то он будет приятным и смиренным, и будет иметь красоту. Если же преобладающая часть - свет, то он будет устремлен к одной цели, и будет наполнен благодатью Святого Духа и священного Писания.

Я, конечно, претендую на свет, но скорее всего - эх! - камни, камни. Те самые камни, которые, по еще одному ирландскому апокрифу, раньше росли, как деревья, но перестали это делать в знак протеста скорби после того, как на них попала кровь убитого Авеля. С таким мышлением Ирландия, конечно, - непобедимая страна: нет ничего удивительного в том, что IRA, говорят, снова проснулась.
leben

De nominibus daemonum

Аннелизе Михель перечисляет шесть демонов, которые населяют ее тело: Люцифер, Каин, Иуда, Нерон, Гитлер и Флейшман (последний - Валентин Флейшман - эттлебенский священник XVI в., который отличался буйным нравом, до того, что однажды забил прихожанина насмерть). Рационализация, что, мол, это те демоны, которые населяли исторических персонажей - это глупость; Каин и Иуда злодеи по своей человеческой природе, а никак не демониаки. Значит, речь все-таки о реальных именах демонов, и здесь проблема: если с Люцифером все ясно, Каин имеет какое-никакое отношение к демоническому (ср. "Каина" у Данте), Нерона (в виде נרון קסר) можно списать на число зверя, то, скажем, Иуда по своей функциональной роли в аду (z.B. все там же - Inf. XXXIV; или в Nav. Sanct. Brend.) совсем не подходит на роль демона. Странно, в общем, ожидая Велиала и Бельфегора, получать фюрера и Флейшмана.

Но вот кусочек из Майстера Экхарта: "Ангел именем Гавриил". Он поступил так, как именовался; в сущности он так же назывался Гавриилом, как Конрадом. Никто не может знать имени ангела; туда, где находится его имя, не проникал никогда ни один мудрец, ни один человеческий помысл. Может быть, он вообще не имеет имени! Душа тоже не имеет имени... но имя дается ей, поскольку она проявляется в каком-то деле... Плотник: ведь это не имя человека, но имя, данное ему по тому делу, в котором он мастер. Имя "Гавриил" этот ангел получил по тому делу, вестником которого он был. Ибо Гавриил значит "Сила": в этом рождении действовал и действует еще Бог, как сила.

"Каин" переводим по Иерониму как "захват" или "рыдание"; "Искариот" - "награда его" или "память о мертвых"; "Нерон" - саб. "сильный, крепкий"; "Флейшман" - вполне можно перевести как "хозяин плоти". Все это вполне подходящие демонические имена в христианском контексте. Мне нравится эта идея тем, что это лишний аргумент в пользу того, что речения Михель продиктованы вполне аутентичными демонами; а там есть интересные и довольно важные вещи. Попытка убедить общественность, что Михель - так, шизофреничка - конечно, очередной бодлерианский трюк дьявола с целью заставить людей поверить в то, что его не существует. А может быть, и не в дьяволе дело: кроме ШБ, на эту тему еще прекрасно высказался Байрон: "Черт говорит правду гораздо чаще, чем полагают, но у него невежественная аудитория".
leben

Pale Fire

Можно видеть также относительно вечного огня [преисподней], каким образом он лишен света, в то время как сама природа огня не только в том, чтобы жечь, но и в том, чтобы светить. Но если бы он светил, то каким же образом могла бы быть в преисподней тьма внешняя, тьма осязаемая? Не стоит этому удивляться, так как можно наблюдать в вещах, что Бог, создатель природы, как вкладывает в них некие свойства и возможности, таким же образом некоторые качества иногда удаляет; ведь огонь в халдейской печи имел мощь пожрать одежды юношей, но не имел мощи повредить их телам. И прежде пламя, желавшее гореть огнем, но не сгорать, горело огнем и не сгорало (Исх. 3:2), ибо природу свою огонь [этот] имел от света, а не от уничтожения. Адский огонь же, напротив, лишен силы своей в свете и в полной мере имеет ее в способности сжигать. Таким образом, будет там пытка огнем без утешения озаряющим светом, огнем не светящим, причиняющим боль, не дающим передышки, дабы имели [грешники] всякий род мучения, сильнее которого не то что нанести, но и помыслить невозможно, и были лишены всякого утешения, которое могло бы им, жалким, облегчить страдания.
Ott. Fr. Hist. de duab. civ. VIII, 25.
leben

Karlsruhe

Сатирик Задорнов рассказывает: Самое главное, ради чего можно все это рассказывать, это обратное слову "ар" - это слово "Ра". "Ра" означало солнечный свет. Отсюда - радость - "достать Ра". Радушный - светлой души человек. Разумный - просветленный ум… Интересно, что наша река Волга называлось рекой Ра, а земля вокруг Волги - Расея, сияние Ра! Удивительно, как многие слова в русском языке становятся понятны, если знать значение их природных корней! Например, рано. Ра, но! Нет Ра еще! Нора! Нет Ра там под землей, темновато! Хандра - хана свету! И, наконец, вера, эра, рай! И, самое главное, наше родное славянское "ура"!.

Этот чудный образчик лингвистического идиотизма напомнил мне следующий дивный рассказ об этимологии топонимов. В 1963 г. исследователь истории Северного Причерноморья В.В. Лапин, впоследствии утонувший в ванне, защищал свою диссертацию о греческой колонизации. Отдельно встал вопрос об этимологии названия "Пантикапей" (совр. Керчь). Лапин, совершенно отрицавший какие бы то ни было варварские влияния на греков-колонистов, ответил на этот вопрос прямо: название "Пантикапей" (Παντικάπαιον) греческое, происходит от παντὶ ("всем") и κῆπος ("сад"), и значит примерно "всесадие" (к сожалению, значение "все в сад" Лапину в голову не пришло, хотя такое название для города было бы, конечно, постмодернизмом ante litteram). На беду Лапина, на защите присутствовал профессор Д.П. Каллистов, который "был весьма остроязыким; его шутки в ученых собраниях, не всегда безобидные, веселили аудиторию, но наживали ему врагов". Гипотезу Лапина Каллистов резюмировал так: "Этимологизировать топоним "Пантикапей" из греческого языка - то же самое, что этимологизировать из русского топоним "Карлсруэ".

UPD (выношу из комментов): Мне стало понятно, почему из всех пирамид академик Фоменко делает акцент именно на пирамиде Менкаури как на месте поклонения Христу и идентифицирует этого фараона с геометром Евклидом. "Фоменко" = "фараон Менкаури". То есть он сам - Менкаури, следовательно, и Евклид (геометр = тополог), а также Христос и царь славян. Кажется, психологический механизм здесь кристально ясен.
  • Current Music
    Devendra Banhart || Carmensita | Smokey Rolls Down Thunder Canyon
  • Tags
    ,
leben

I have no thought at all about my own reward

Анонимная английская поэма начала XIV в. предлагает оригинальную версию предательства Иуды, в частности, объясняя небольшой размер платы, которую взял Иуда (я постарался передать свободный размер и рифму оригинала):

В Страстной Четверг Господь Иисус восстал
И с кротостью Иуде Искариоту сказал:
"Иуда, шлю я тебя в Иерусалим за едой -
Вот, тридцать сребренников возьми с собой.
В городе на главную площадь иди,
Берегись родичей, которых встретишь на пути".
И встретил Иуда сестру, и та сказала ему:
"Иуда, сама побила бы тебя камнями за твою вину,
Иуда, сама побила бы тебя камнями за твою вину,
За то, что служишь ты лжепророку своему".
- "Молчи, сестра, язык твой чересчур остер -
Узнай Христос твои слова, на месть он будет скор".
- "Иуда, ты устал, на ту скалу взойди -
Там ты сможешь лечь и уснуть на моей груди".
Когда Иуда проснулся - вокруг никого,
И тридцать сребренников украли у него.
Он рвет на себе волосы, кровью залито лицо:
Из Иерусалима пришли евреи, думая, что стал безумцем он.
И вышел богач по имени Пилат, и искушал его:
"Продай мне Иисуса, Господа твоего".
- "Я не продам Христа ни за какую меру,
Разве что за те тридцать монет, что он мне вверил".
- "Так ты продашь Христа за тридцать золотых?"
- "Нет, тридцать сребренников: он дал мне их".

Вошел Христос - апостолы сидели за столом.
- "Апостолы, вот перед вами хлеб, а вот же и вино -
Что ж не отламываете хлеб, что ж не пьете вина -
А ведь за этот хлеб продали и купили меня".
И встал Иуда: "Господи, не обо мне ли ты?
Я не видал Твоих врагов, не слышал на Тебя клеветы".
Апостолы смутились; вышел Петр вперед:
"Пусть сам Пилат с тьмой рыцарей придет,
Пусть сам Пилат с тьмой рыцарей придет,
Петр за Твою любовь в бою падет".
- "Тебя я знаю, Петр, так что замолчи,
Трижды предашь меня ты, прежде чем петух прокричит".

П. Дронке считает, что "сестра" Иуды - эвфемизм для "любовницы": удивительно, как человек в таком случае все успевал. Так или иначе, здесь, конечно, тот топос, что во всех бедах виновата коварная женщина - гвозди для Распятия, как известно, тоже выковал не сам кузнец, а его жена. "Тьма" здесь - технический термин, т.е. Пилат должен придти с десятью тысячами рыцарей (cnightes).
  • Current Music
    Dario Marianelli || Briony | Atonement
  • Tags
    ,